pelipejchenko: (шар из листьев)

* 4 *

— Сидеть!
Толстая попа с размаху плюхнулась на ковёр. Малыш поморщился.
— Лежать! Лежать — это на животе, а не на спине. Так... Служить!
Достав из кармана кусочек сахара, Малыш аккуратно уложил его прямо на нос Карлсона и поправил ошейник.
— И не вздумай проглотить. С тебя станется.
— А теперь? — с надеждой прошептал Карлсон, пытаясь удержать сахарок на носу. — Теперь я лучше, лучше его, правда?
Малыш критически оглядел его с ног до головы, оглянулся на Бимбо, лениво развалившегося на диване, и помотал головой.
— Не-а. Он — просто моя собака, потому и лучше всех. И вообще, что-то ты разговорился. Тубо! Плохой мальчик!
Карлсон тихо заскулил и хлюпнул носом.
pelipejchenko: (Default)

* 3 *

— ...А кроме того, у тебя есть я. Я куда лучше собаки, — сказал Карлсон и испытующе взглянул на Малыша, наклонив голову. Малыш исподлобья взглянул на него, отвернулся и уткнулся в подушку.
Из-за входной двери донеслось приглушённое тявканье.
Малыш напряг все свои мускулы и упрямо не отрывался от подушки. Нет, ему и в самом деле пора бросить все эти выдумки...
Тявканье повторилось.
Малыш соскочил с кровати, выбежал на лестничную площадку — и задохнулся от радости. Подхватив щенка на руки, он опрометью бросился обратно в свою спальню:
— Карлсон, мне подарили собаку!..
Но комната была пуста.

* * *

Больше всего Карлсон любил летать над утренним Гамластаном. Старые зелёные улочки заполнялись пешеходами медленно и неохотно — не в пример аллеям Нормальма с его офисами, круглосуточными кафе и ресторанами или пёстрому муравейнику Сёдермальма, где вечно копошатся студенты и другие тусовщики.
Под фонарём у стены сигаретного киоска шевельнулась маленькая серая тень. Карлсон выбросил в сторону правую руку, брыкнул ногами, закладывая вираж, и ловко приземлился у скамейки рядом с фонарём.
Испуганный неожиданным шумом щенок сжался в комок и жалобно заскулил. Карлсон погладил его по голове, достал из кармана кусочек колбасы и протянул малышу. Тот недоверчиво обнюхал руку, вильнул хвостом и жадно слизнул колбасу с ладони. Карлсон потрепал щенка по спине, подхватил его на руки и нажал кнопку мотора.

* * *

Приземлившись на крышу высотного здания в Остермальме, Карлсон подошёл к бетонной коробке, венчающей корпус по странной прихоти архитектора, отодвинул засов и потянул на себя дверь. Из темноты тут же выскочила небольшая белая дворняжка и запрыгала у ног хозяина, радостно лая и повизгивая.
Карлсон опустил щенка на порог и вошёл внутрь. Комната была почти пуста; в одном углу стоял холодильник, в другом — большой картонный ящик. Зато все стены были оклеены фотографиями собак. Здесь были и лохматые фокстерьеры, и кокетливые болонки, и остроносые доберманы, и много-много других пород. С последнего снимка на Карлсона смотрел маленький таксик.
Достав из холодильника банку с собачьим кормом, Карлсон извлёк из ящика две пустые мисочки и наполнил их доверху.
— Ну что, Альберги, — весело подмигнул он, глядя на чавкающих щенков, — полетаем?

* * *

Стоял ясный весенний вечер, окна были открыты, и белые занавески медленно раскачивались, словно здороваясь с маленькими бледными звездами. Криста облокотилась о подоконник и стала смотреть в окно. Она думала о том прекрасном щенке таксы, который повстречался ей сегодня в Вазастане. Какой-то светловолосый малыш держал его на руках, гладил по голове и приговаривал: "Бимбо, ты чудесный пес!"
Криста тяжело вздохнула. Вдруг она услышала какое-то слабое жужжание. Оно становилось все громче и громче, и вот мимо окна пролетел толстый человечек. Он окинул её внимательным, долгим взглядом и полетел дальше. Набрав высоту, он сделал небольшой круг над крышей, облетел вокруг трубы и повернул назад, к окну. Затем он замедлил ход и, поравнявшись с подоконником, сказал:
— Привет! Можно мне здесь на минуточку приземлиться?
pelipejchenko: (Default)

* 2 *

* Стокгольмское время 21:31 *

— Ты, наверно, получишь хорошие подарки? — спросил Карлсон.
— Не знаю, — ответил Малыш и вздохнул. Он знал: то, чего он хотел, хотел больше всего на свете, он все равно не получит...
— Собаку мне, видно, не подарят никогда в жизни, — сказал Малыш. — Но я, конечно, получу много других подарков. Поэтому я решил весь день веселиться и совсем не думать о собаке.
— А кроме того, у тебя есть я. Я куда лучше собаки, — сказал Карлсон и взглянул на Малыша, наклонив голову.
Малыш исподлобья взглянул на него, отвернулся и начал ковырять отставший краешек обоев. Карлсон долго смотрел на него, затем ни слова не говоря, включил моторчик на тихое жужжание и вылетел в окно.
Малыш ещё раз вздохнул и вытер нос рукавом.

* Стокгольмское время 21:44 *

Из-за входной двери донеслось приглушённое тявканье.
Малыш напряг все свои мускулы и упрямо не отрывался от подушки. Нет, ему и в самом деле пора бросить все эти выдумки...
Тявканье повторилось. Резким движением Малыш сел на постели.
— Это что, собака? Живая собака? — спросил он.
Папа вышел в коридор и повернул ручку двери. Малыш затаил дыхание.
— Ну... да, — растерянно подтвердил папа.
Малыш соскочил с кровати, протиснулся между папой и дверным косяком, выбежал на лестничную площадку — и задохнулся от восхищения.
— Собака...
— Я, конечно, ничего не обещаю, — начал папа, — но...
Не верящий своему счастью Малыш нагнулся к таксику и вдруг застыл с протянутой рукой. На спине щенка медленно вращал лопастями маленький вентилятор.
— Карлсон? — прошептал Малыш.
Щенок громко тявкнул.
— Карлсон... Зачем?! — воскликнул Малыш со слезами в голосе, схватил щенка и прижал его к груди. — Пожалуйста, превратись обратно! Не надо мне никакой собаки, ты мой самый-пресамый лучший друг, и я тебя никогда ни на кого не променяю!
Таксик жалобно заскулил и лизнул Малыша в щёку. Малыш всхлипнул и потащил его в комнату. Ошарашенный папа поглядел им вслед и сказал "гм".
— Сейчас, сейчас я дам тебе приторного порошка, — суетился Малыш, усаживая щенка на подушку, — и ты станешь прежним Карлсоном. Ты же сам говорил, что это лучшее лекарство.
Щенок лёг на живот, грустно поглядел на Малыша и положил голову на лапы.
— Потерпи чуть-чуть, — бросил ему Малыш, выскочил в коридор и завопил: — Мама, у нас есть печенье и конфеты?
Позади него застрекотал мотор. Малыш рывком повернул голову и успел заметить вылетающие из окна белые штаны с рыжими ботинками.

* Стокгольмское время 21:33 *

Кристер оторвался от последнего нерешённого примера по арифметике, устало потёр глаза, взял со стола яблоко, откусил большой кусок и отдёрнул штору. Внизу, перед дверью подъезда, сидела маленькая такса и задумчиво смотрела на панель кодового замка. Кристер открыл окно и перегнулся через подоконник. Сверху послышалось негромкое тарахтение, из окна его друга Сванте вылетел Карлсон и завис над двором, внимательно обводя взглядом окрестности. Внезапно он воскликнул "Гей-гей!", коршуном рухнул на щенка, подхватил его и взмыл в небо. Кристер высунулся из окна, пытаясь разглядеть летунов в вечерних сумерках, но тёмный толстенький силуэт поднялся до уровня третьего этажа и исчез за углом дома.
Разочарованный Кристер нехотя слез с подоконника, закрыл окно, ещё раз откусил от яблока и опять уселся за арифметику.

* Стокгольмское время 21:46 *

Завернув за угол, Карлсон опять приземлился на захламлённом балконе, осторожно усадил щенка на табурет и начал отвязывать вентилятор. Печальный таксик молчал и даже не пискнул, когда Карлсон, пытаясь распустить особо сложный узел, нечаянно придавил ему лапку. Покончив с узлами, Карлсон подошёл к столу, на котором были разбросаны детали от компьютера. Он долго стоял, переводя взгляд со стола на зажатый в руке вентилятор и обратно. Наконец он тяжело вздохнул, спрятал вентилятор в нагрудный карман, взял щенка под живот и взлетел.
Перед подъездом по-прежнему было пустынно. Карлсон опустил щенка на скамейку, положил перед ним найденный среди компьютерных причиндалов сухарик, потрепал его по загривку и нажал на кнопку мотора.
Щенок проводил Карлсона глазами, пока тот не исчез из виду, оглянулся по сторонам, встряхнулся и начал расти во все стороны, постепенно меняя форму. Через несколько мгновений грузная высокая дама откинулась на спинку скамейки и поглядела вверх, на жёлтый прямоугольник окна.
— Ну почему мне так не везёт с детьми? — пробормотала она под нос. — Вроде идеальный вариант был, и тот сорвался. То ли дело Фрида: перекинулась кошкой, и все её обожают, на руках носят... Неужели я так много прошу? Всего лишь немножечко любви...
Подув на руки, озябшие от вечерней прохлады, она машинально взяла со скамейки сухарик и начала его грызть.

иллюстрация просто так )
pelipejchenko: (Default)

* 1 *

И все же ничего на свете Малыш так страстно не желал иметь, как собаку... Его лучший друг Кристер только и делает, что хвалится своей собакой Еффой, и Малыш ему давно завидует.
"Собаку мне, видно, не подарят никогда в жизни, - подумал Малыш. - Но сегодня мой день рождения, и я, конечно, получу много других подарков. Поэтому я буду весь день веселиться и совсем не думать о собаке".
Он решительно выпрыгнул из окна и взмыл вверх, к Карлсону, описывающему широкие круги над Вазастаном. Как только Малыш подлетел к нему, Карлсон развернулся в воздухе и легонько потрепал его по плечу.
- Проснись, Малыш! - шёпотом сказал он. - Ну же, просыпайся! Тебе снова что-то приснилось?
Светло-голубое небо понемногу меркло, разноцветные крыши домов под ними проседали и рассыпались серым песком, прежде чем совсем исчезнуть. Малыш потянулся и приоткрыл один глаз.
- Вставай, - терпеливо повторил Карлсон и погладил его по голове. - С днем рождения, Малыш. Там возле входной двери тебя кто-то ждет.
Из передней донеслось негромкое тявканье. Малыш опрометью вскочил и бросился к дверям.
На коврике у входа стояла короткошерстная такса и обнюхивала ложечку для обуви. Малыш радостно завизжал, припал к земле и быстро-быстро завилял хвостом.
На лестничной площадке хлопнула дверь: фру Гунилла Рагнарссон, как всегда в это время, повела выгуливать Кристера и Еффу.

Profile

pelipejchenko: (Default)
pelipejchenko

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:45 am
Powered by Dreamwidth Studios