pelipejchenko: (фото)
1. Важно для тех, кто хотел бы что-то передрать из этого журнала!

Во время оно должностные лица ЖЖ, которым явно мешает спокойно жить нечто острое в некотором месте, осчастливили нас настройкой "публичность", где сказано:
вот чего )

2. Вынужден написать небольшой дисклеймер насчет френдования. Извините.
неинтересно, но помогает правильно меня воспринимать )
pelipejchenko: (Default)
Участвовал тут в одном конкурсе коротких рассказов, где условием было сочинить текст на тему "Месть" из 1001 символа (без учета заголовка). Чтобы мой ЖЖ позже удалили, выставлю и здесь. 8)

Зеркальце, мой свет

Светило за окном давно перевалило через полуденную горку и уверенно катится куда-то в лузу на дальнем западе.
— Черноброва, белолица, ты протри меня тряпицей, донимают злые мухи... — начинаю я тихо.
— Обойдешься, мерзкое стекло, — зевает белолицая во весь нежный рот. Коралловые губы сердито кривятся. — Ты зачем разбудило меня так рано? Я тебе что — жаворонок?
Что ж, сова так сова. Сама сказала.
Начинаю перерывать кладовку отражений всех, кто в меня когда-либо смотрелся. Так, кустистые брови берём у канцлера, прическу у кикиморы, глаза навыкате у старой горничной, у неё же зоб подходящий... И гордость коллекции — бабка царя. Возьмем ее за основу и начнем лепить шедевр.

Пухлая ручка берёт меня за костистую и тащит вверх, к глазам.
— Я ль, скажи?..
— Ты прекрасна, спору нет, — перебиваю её, — но...
Из груди хозяйки вырывается придушенный стон. Рот перекошен, лоб прорезали глубокие морщины, на виске пульсирует вена, под выпученные глаза легли тёмные тени.
Аккуратно фиксирую это отражение и помещаю в кладовку. Чувствую, ещё не раз пригодится.
Рядом кладу свой свежесозданный шедевр. На досуге чуть расширю, дополню — и будет на что поменяться с грязным зеркалом в предбаннике...
pelipejchenko: (Default)
Заканчиваем серию.
За кое-какие мысли спасибо [profile] xottabych.
смотреть )
pelipejchenko: (Default)
— Фу-у, как же она воняет...
— Смотри, какое зелёное пятно! И еще одно... А тут прямо гниль...
— Выбрось ты эту рыбу, меня сейчас стошнит! Да и тебя тоже.
— Неудобно как-то. Ещё Он увидит, расстроится.
— Это да, уж кого-кого, а Его расстраивать не хочется. Хороший ведь какой человек.
— Ой, и не говори. Я лучше и в самом деле эту рыбу сожру, чем Его огорчу. Где Он её купил, интересно. Я бы этого рыбника, который Его так обжулил, целую неделю только на такой рыбе и держал бы. Ведь Он же доверчивый как ребёнок, Его всякая дрянь вокруг пальца обведёт.
— Может, это испытание какое?
— Да непохоже вроде. Испытание — это... это... ну, не знаю, что-нибудь тако-о-ое. А это обычная подпорченная рыба.
— Ты долго её держать собираешься? Передавай дальше.
— И то правда. Эй, почтенный, возьми рыбу, нам от чистого сердца пищу предложили. Бери, бери. Я же взял, когда передавали...
— А это что? Хлеб? Точно хлеб? Ты уверен, почтенный?.. Да не кипятись так, не размахивай руками, ты мне этим хлебом голову проломишь! Ну вот, я же предупреждал — не надо было его ронять. Теперь ещё эти осколки собирать. Ничего, мы поможем.
— Эй, почтенные, вон Его ученики ходят — бросайте куски им в корзины, мы все подтвердим, что это огрызки. Лишь бы Он поверил, что всё в порядке. Ну и что, что камень? Можно подумать, по виду кто-то отличит. Экая скотина этот пекарь... Собирайте и бросайте: чем больше останется, тем Ему радостнее будет.
— Эх, ну почему с хорошими людьми всегда столько неудобств? Здорово, конечно, когда рядом такие как Он, но иной раз так утомляет...
— И не говорите, почтенный. Насколько проще, когда имеешь дело с каким-нибудь негодяем: остался при своём — обоим повезло, остался в убытке — двинул по харе, и на душе спокойно.
— Да как вам не стыдно, почтенные! Чего ж вы так... громогласно-то...
— СЫТЫ ЛИ ВЫ, ЛЮДИ?
— Сыты!
— Сыты!
— Сыты! Спасибо, Учитель!
— МОЖЕТ, ДОБАВКИ?
— Нет!
— Нет!
— Нет! Лучше продолжай рассказывать, Учитель!
— Правильно! Не отвлекайся на мелочи! Мы уж лучше сами... как-нибудь...
pelipejchenko: (Default)
Кто из вас считает, что знает, как выглядел Пушкин?
Не будьте так уверены. Знание пары портретов - еще не повод считать себя экспертом в этом вопросе. Смотрите сами - отсканировал лист из старинной книги:
смотреть самим )
pelipejchenko: (Default)
И опять учим язык вместо отдыха.
дальше )
pelipejchenko: (Default)
А, да, я еще тут не объявлял.
Написал "Свою игру" по "Школе в Кармартене". Кто хочет бесплатно получить - пишите, указывая контактные мэйлы.
pelipejchenko: (Default)
Продолжаем серию. Большинство сегодняшних вариантов предложено [personal profile] g_lioness, за что ей огромное спасибо!
дальше )
pelipejchenko: (Default)
Наконец добил "Свою игру" по "Школе в Кармартене" - получилось 37 тем. Желающие получить могут писать в комментариях или в личку (желающим отблагодарить за потраченное время указал реквизиты внутри, во вступительной части, но это чисто по желанию), и не забудьте указать почту, на которую высылать!
Вообще любители "Кармартена", как я понял, рассыпаны по глобусу достаточно скудными месторождениями, поэтому если кто-то захочет провести Скайп-игру для собратьев и сосестрий, это будет совсем хорошо. Никто не желает?
pelipejchenko: (Default)
Сначала для привлечения внимания одностишие (им хорошо изысканно ругаться):
"Вам подойдет лишь фиговый венец"
А теперь рекомендации по чтению - из собственного опыта:
1) Толкинистам (вдруг кто пропустил): "Край без короля" [personal profile] ingwall
Отличный приквел к "Хоббиту", всё ставит на свои места, персонажи живые и интересные (Кзаг и Кончаг - мои герои!). Кому сложно получить бумажный экземпляр - обращайтесь к автору, кому несложно - получайте.
2) Поттероманам: Алексей Бурштейн "Живешь только трижды" http://samlib.ru/h/hitech_a/youonlylivethrice-fb2download.shtml
Большой фанфик в стиле Порри Гаттера, с хорошим юмором: Бонд в теле Поттера. Для заманухи и одного слова достаточно - авадомёт...
3) Любителям хорошей фэнтези, хорошей зарубежной классики и одновременно хорошей стилизации: Сюзанна Кларк "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" (везде в сети)
По-моему, в авторшу вселился дух Диккенса, с его юмором (ИМХО даже лучше), но без некоторого занудства классика. Язык превыше всяких похвал, прямо не читаешь, а откусываешь по маленькому кусочку. А самое удивительное - окончание хорошее ( в смысле, не хэппи-энд, а именно так и будет логично).
pelipejchenko: (Default)

* 6 *

Александр схватил меч обеими руками и размахнулся изо всех сил.
— Не надо!!! — завопил главный жрец, позабыв о страхе перед грозным завоевателем, и заслонил Гордиев узел своим дебелым телом.— Ваше величество, ну скажите ему! — он повернулся к понурому Гордию и умоляюще сложил ладони перед собой. — Вы же столько старались для родной страны: и руками работали, и головой придумывали — вон какое совершенство получилось! Неужели вам собственного труда не жаль?!
Гордий, плотный мужичок совершенно деревенского вида, смущённо почесал затылок, отчего прилизанные дворцовым цирюльником волосы превратились в воронье гнездо.
— Ну, насчет собственного труда я бы... - нехотя пробурчал он, не поднимая головы. — Если честно, я тогда телегу остановил и в кустики... смотрю — а он на кизиловом дереве висит. Я ещё сначала подумал, что силок какой, а оно, значитца, вон чего...
Александр поморщился, аккуратно взял остолбеневшего жреца за ухо, оттащил от узла, быстро отвёл руку с мечом назад и одним мощным движением рассёк знаменитое сплетение пополам.
Узел при ударе чуть спружинил, но распался на части довольно легко. Из скопления светлых волокон заструился вверх не то пар, не то дым, по пути сливаясь в неясные фигуры и образы, которые вяло пытались жестикулировать, но развеивались, так и не достигнув высокого потолка. Наконец последний призрак — более плотный, с подобием короны на голове — погрозил ошарашенному Александру кулаком, недвусмысленно показал ему средний палец, вспыхнул искорками и тоже исчез.
* * *
— Убью!
Разъярённый Зевс бегал по тронному залу, потрясая в воздухе перунами. Олимпийцы испуганно молчали и лишь уклонялись, когда потрескивающий край перуна проносился в опасной близости от них.
— Целый месяц медитации в пещере у Силена коту под хвост! — рычал Зевс, прожигая глазами дыры в толстом ковре. — Подробный план экономической стратегии эллинских государств на ближайшие сто лет! Уход от военной экспансии на восток и расцвет торговли с Азией! Возврат Золотого века! И где это всё теперь? Как я это вспомню? А ну-ка, что-то я запамятовал - какой идиот посоветовал мне завязать узелок на память? — повернулся он к богам.
— Так ведь инки пользуются узелковым письмом уже веков эдак... - промямлил Гермес и осёкся: глаза Зевса засверкали таким огнём, что следующая дыра явно должна была появиться в самом Гермесе.
— Отец, ну ты чего? — вдруг раздался непривычно мягкий голос Афины. Ладони красавицы-богини легли на взбугрившиеся мышцы Зевса и начали их нежно разминать. — Дались тебе эти люди...
Под сильными руками Афины закаменевшие мускулы Зевса стали понемногу расслабляться, огонь в глазах медленно гас; сверкающие перуны потускнели и сами оделись ножнами.
— Я понимаю, что обидно месяц размышлений потерять, — продолжала Афина, продолжая массировать отцу плечи, — но ты всё-таки прикинь: когда это планы срабатывали так, как надо? Когда это благие намерения насчёт людей были им на пользу? Да ты им хоть сам всё готовое на блюде поднеси и дорожку золотом выстели, а всё равно придёт какой-нибудь замухрышка и пустит по ветру любые труды. Это у них в крови. Вон, Артемида подтвердит.
Вспомнив Герострата, Артемида помрачнела и решительно кивнула.
— Так что не надо расстраиваться, — твёрдо заключила Афина, подвинула ногой трон и усадила успокоенного отца на мягкое сиденье. — Самое главное — ты решил такую задачу, которая больше никому не по силам. Честь тебе, хвала и флейты с тимпанами. А люди пускай дальше сами себя гробят.
pelipejchenko: (Default)
— Бог есть любовь. А любовь есть Кошка, — сказала Кошка, обвила хвостом ногу Девочки, выгнула спину и потёрлась где-то в районе коленки. — Дальше, думаю, всё понятно даже для самых тупых логиков.
— Сама дура! — возмутилась Собака и ощетинила загривок. — Ты её только послушай — сейчас она логически выведет, что Собака — это противоположность Кошки, то есть противоположность любви.
Кошка красноречиво развела лапами. Лёгкая улыбка на мордочке была незаметна, но несомненна.
— Не ссорьтесь, девочки, — сказала Девочка.
Она бережно примостила Кошку на плечо, потом обняла Собаку и зарылась лбом в густую чёрную шерсть.
— Любовь — это ты, — сказала она Собаке. — И ты, — она повернула голову к Кошкиной голове и нежно с ней обнюхалась. — И я. Кто любит, тот и любовь. А кто нет — тот дурак. Ну или дура. Так что выбирайте.
Кошка с сомнением взглянула на Собаку и неуверенно лизнула ее ухо.
— Всё-таки чувствую себя полной дурой, — проворчала она, отплёвываясь от шерсти. — Нет, уж лучше я тебя буду любить.
И она лизнула Девочку в гладкую щёку.
Собака с досадой дёрнула ухом и положила Девочке морду на колени.
— Я тоже, — сообщила она хозяйке. — Твоя любовь приятнее пахнет.
— Глупенькие... — вздохнула Девочка. — Любовь — это такая штука, которую можно у себя и не замечать до поры до времени. Зато когда исчезает тот, кого любишь, сразу понимаешь, какая это была любовь и сколько ты потерял. Вот ты, Собака, хотела бы, чтобы Кошка от нас ушла и никогда не вернулась?
Собака покосилась на Кошку, хмуро фыркнула и, цокая когтями, потрусила на кухню.
— Дура, — деловито констатировала Кошка. — А я для неё в честь праздника кусочек ветчины у тебя со стола стащила. А она, оказывается, дура...
В живот Кошки ткнулось что-то холодное, она взвизгнула и прямо с плеча Девочки запрыгнула на шкаф, а затем резко обернулась, готовая защищаться до последнего.
Внизу, испуганно втянув голову в плечи, сидела Собака и с недоумением потирала нос. В Кошкиной миске лежала большая суповая кость из вчерашнего борща.
Такая же кость ещё со вчерашнего дня лежала в сумке у её любимой Девочки.
Правда, Девочка ещё об этом не знала.
pelipejchenko: (Default)
  • а) – Вот ни слова не понял, но чувствую, что умные вещи говоришь, – одобрительно покивал король.
    (С) А.Рудазов "Арифмоман. Червоточина"
      б) – Ить немчура проклятая, а как красиво сказал… Аж в морду дать хочется!
    (С) А.Белянин "Ржавый меч царя Гороха"
  • Из-за моей спины появился высокий, крепкий мужчина. Ширококостный, массивный, мускулистый, с классическим грубоватым, обветренным, мужественным лицом римского легионера.
    (С) А.Пехов, Е.Бычкова, Н.Турчанинова "Создатель кошмаров"
  • Например, тенденция «Мойдодыра» — страстный призыв маленьких к чистоте, к умыванию. Думаю, что в стране, где еще так недавно про всякого чистящего зубы говорили «гы, гы, видать, жид!», эта тенденция стоит всех остальных.
    (С) К.Чуковский, из интервью.
  • В число присяжных входили двенадцать животных, чьи сердца были чисты и отважны. Выбирали такую дюжину просто — из тех, кто вовремя не успел сбежать
    (С) Саймон Грин "Город, где умирают тени"
  • Все Йоркские волшебники прочли письмо и сошлись во мнении, что человек с таким мелким почерком вряд ли может быть дельным магом.
    (С) С.Кларк "Джонатан Стрендж и мистер Норрел"
  • Чем меньше вы будете читать Лемурия Кумбрийского, дитя мое, тем более и более свет знания будет разливаться по темным закоулкам вашего разума, так что со временем дойдет и до самых пяток.
    (С) А.Коростелева "Школа в Кармартене"
  • pelipejchenko: (Default)
    Он и при жизни был спокойным и незлобивым. Очень высокий, с широченными плечами, он часто катал на них детишек, и при одном его появлении ссоры как-то сами собой стихали; женщины откровенно любовались мускулистым телом и правильными чертами лица и всё норовили словно невзначай его коснуться, хотя бы локтя, а мужчины, вместо того, чтобы ревновать или завидовать, почему-то смущенно улыбались и дружески пожимали руку.
    Ему нравились прикосновения. Через контакт с кожей каким-то образом в него проникали те самые чувства, которые люди ощущали при общении с ним, и он прекрасно понимал кошек, когда те жмурились под ласковой ладонью великана: никакие слова не шли в сравнение с блаженством, которое разливалось при этом по его телу.
    Когда же настала пора слиться с вечностью, что-то в очередной раз не срослось в небесной канцелярии, и на земле одним неупокоенным стало больше. Вот только, в отличие от живых мертвяков, яростно и бездумно пытающихся вернуть себе жизнь, отняв ее у других, он как-то сберёг способность ощущать — пускай и чуть слабее, чем раньше.
    Она-то и стала его проклятием. Та же сила, что сохраняла в нем остатки жизни, очевидно, хранила его плоть от истлевания, и, стиснутый со всех сторон сырыми чёрными комьями, он содрогался от случайных касаний дождевых червей и случайных касаний их крохотных чуждых умишек. Иногда на его долю выпадал небольшой выигрыш — когда крот, с усилием раздвигая лапками давно слежавшуюся землю, задевал его кожу, а потом долго прижимался к ней бархатистым тельцем и умиротворенно сопел. Но в остальное время голод по телесному общению терзал его немилосердно. Могилу он покинуть не пытался, опасаясь до смерти кого-нибудь напугать или причинить иной вред, поэтому ему оставалось лишь терпеть и надеяться на какие-нибудь перемены.
    Шли годы. Диковинная сила, хранившая его от тлена, понемногу слабела. Тело оплывало, теряло форму; какие-то части разрастались, какие-то сливались вместе, однако сознание, пусть и тускловатое, не оставляло его и по-прежнему терпеливо ждало чуда.
    Чудо явилось в виде неведомого, но необычайно сильного существа, которое буквально в несколько взмахов сняло слой земли над ним. Существо так и осталось для него неведомым, потому что глаза, за десятки лет привыкшие оставаться закрытыми, упорно не хотели открываться.
    — Он? — послышался сверху голос, похожий на карканье.
    — Он!!! — прогудели и пропищали громко сразу несколько голосов.
    Он почувствовал, как чьи-то когтистые лапы бережно извлекают его из могилы и влекут за собой.
    В первый раз за долгий срок он почувствовал чьи-то прикосновения — и его замутило от ощущений, хлынувших внутрь зловонным потоком. Они были настолько далеки от привычных радостей жизни, насколько могильный червь далек от жаворонка. Он не знал, кто его ведет и куда, он собирал остатки терпения, чтобы не развернуться и не отшвырнуть от себя эту толпу одним сильным ударом, а там пускай хоть на клочки рвут — хуже уже не будет...
    К счастью, путь был недолгим. Скрипнули двери (по звуку больше похожие на ворота), кто-то услужливо поднял ему ногу, помогая переступить через невысокий порог — и он внезапно ощутил через сотни чуждых чёрных аур, похожих на чернильные кляксы в молоке, что в воздухе вокруг него разлита добрая и ласковая сила, подобная той, что давно пронизывала его плоть; обе силы сливаются воедино, и он понемногу начинает таять, как снежный ком.
    И тут он почуял, что где-то совсем рядом находится тёплое испуганное облачко — живой человек, такой же, как и его бывшие друзья и знакомые.
    В волнении он разлепил губы и с них непроизвольно слетело:
    — Подымите мне веки: не вижу!
    Мерзкие кляксы заскакали вокруг, покрывая его лицо липкими следами пальцев и присосок. Наконец верхние веки с противным звуком отделились от нижних и с натугой поползли вверх.
    — Вот он! — с облегчением воскликнул он и протянул дрожащую руку к человеку, желая успокоить его, показать, что в его присутствии человеку ничто не угрожает, и неважно, сколько этих чёрных вокруг — он со всеми справится, а потом...

    — Ещё рассказывают, что ускользнула душа Брута из той проклятой церквы, — несколько невнятно вещал Тиберий Горобець, опять подливая себе из сулии. — Прямо возле мелового круга, посерёд чёрных перьев и кишок, будто кто святую воду розлил: светлое благло... благоуханное пятно... Чистое, аж светится... И внутрь его никакая нечистая зараза не проникает: сразу пых! — и всё тут...
    Последние слова понравились ритору, и он повторил их специально для почтенного собрания в шинке, помогая себе жестами:
    — Пых — и всё тут!
    Бабы напряжённо слушали, ахали и крестились; мужики храбро оглаживали усы и кивали головами — мол, да, слыхали, еще и не такие диковины в жизни приключаются.
    pelipejchenko: (Default)
    Уставший за последние дни Менкатеп повёл плечами, разминая затёкшие мышцы, и отхлебнул из кувшина немного тёплого пива. Посмаковав приятно кисловатый вкус, он медленно повернул голову и спросил помощника, застывшего перед входом в шатёр:
    - Готово?
    - Готово, господин, сам проверял! - поспешно ответил помощник, не поднимая головы.
    - Хорошо пропитали? - продолжал допытываться мастер, которому совсем не хотелось покидать прохладный шатёр и выходить под безжалостное солнце.
    - Хорошо пропитали, господин, дважды, а дно даже трижды, господин, - затараторил помощник, - и просеяли перед этим тоже очень тщательно, больше никаких костей не попадётся, господин, головой отвечаю!
    - Это правильно, что головой отвечаешь, - лениво заметил Менкатеп, с усилием вздымая себя на ноги. - В случае чего и думать о наказании не придётся.
    Лицо помощника стало одного цвета с его набедренной повязкой оттенка слоновой кости, но он не проронил ни слова и склонил голову перед своим господином ещё ниже.

    Выйдя из шатра, Менкатеп прищурился - белые стрелы Ра сегодня впивались в глаза с особой ожесточённостью - и устремил взгляд вперёд и вверх.
    Перед ним высилась недостроенная пирамида Хафры, нынешнего повелителя обеих земель; как всегда, она ехидно щерилась дырами на месте отсутствующих блоков. Возле одного из таких проёмов суетились рабы; дюжий надсмотрщик с проваленным от стыдной болезни носом ругался и сердито щёлкал хлыстом. Во всю длину будущего блока между деревянными шестами была туго натянута промасленная мешковина; четверо высоких худых рабов лихорадочно разравнивали последние неровности на песке, насыпанном внутрь этой загородки.
    Увидев мастера, надсмотрщик громко отдал команду рабам разойтись, и те сыпанули в стороны, словно кошки, на которых плеснули водой. Менкатеп вытер со лба пот, потёр ладони друг о друга и протянул руки в сторону загородки. Со стороны было похоже, что он, напрягая все силы, пытается отодвинуть от себя что-то невидимое, однако вместо ожидаемого движения над загородкой заколыхался воздух, запахло раскалённым камнем: песок начал понемногу проседать, на глазах меняя свой вид и приобретая привычную для строителей шероховатость известняка. Через несколько десятков ударов сердца новый блок уже ничем не отличался от соседних - лишь уродливые пятна бывшей мешковины, превратившейся в строительный раствор, темнели на его внешней поверхности. Стражник щёлкнул кнутом, и целая толпа рабов с вёдрами и губками набросилась на свежеиспеченный блок, обжигая руки и жалобно вскрикивая от боли.
    На негнущихся ногах Менкатеп забрёл в шатёр, опустил полог и распластался на лежанке - трансфигурация всегда отнимала очень много сил, а проявлять физическую немощь и опираться на палку или на раба атлетически сложенный маг считал ниже своего достоинства. К счастью, дневная норма уже была выполнена, и он мог с полным правом предаться медитации.
    Вопли обожжённых рабов и ругательства надсмотрщика не смолкали. Немного выждав, Менкатеп перевёл себя в сидячее положение, встал, с трудом доковылял до входа в шатёр, отодвинул полог и заорал:
    - Эй, ты, с хлыстом! Если ещё услышу хоть один звук - самого в камень превращу, вечно будешь пирамиду сторожить!
    Немедленно воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом ёрзающих по камню губок и сдавленным шипением рабов. Надсмотрщик намотал хлыст на рукоятку и беззвучно грозил самым нерадивым этой дубинкой, опасливо поглядывая в сторону шатра.
    Из последних сил Менкатеп добрался до заветной лежанки и закрыл глаза. Внутри головы в ожидании сна лениво плавали мысли.
    "А всё-таки хорошо, что есть магия, - почему-то подумалось ему. - А то пришлось бы камень рубить, тесать, тащить как-то... Да ну, и за век не управились бы".
    Снаружи раздался дикий вопль надсмотрщика. Судя по отрывочным возгласам, кто-то из рабов уронил ему на ногу камень.
    Менкатеп застонал и страдальчески закатил глаза.
    pelipejchenko: (Default)
    - Так, так...
    Гитлер прошёлся перед строем главных лиц рейха, остановился и изобразил на своем лице прищуренное неудовольствие. Этот прищур он позаимствовал с фотографий Ленина, но никогда не признался бы в этом даже себе.
    Главные лица рейха имели какой-то синюшный оттенок, потому что боялись даже дышать. И причина была более чем серьёзной.
    - Значит, используем сверхсекретные разработки для игр? - шипел Гитлер, бешено сверкая глазами и зубами. - Причем вражеских игр? Я, значит, думаю, что они спят и видят, как победить Россию, а они не спят и видят... черт те что!!!
    Мюллер, физиономия которого уже опасно побагровела, не выдержал и с шумом выдохнул. Фюрер немедленно воспользовался промахом подчинённого, подскочил к нему вплотную и гневно вперился в глаза начальника полиции:
    - Вот вы, Мюллер, ответьте мне: как это называется?
    - Квест... - как-то неестественно пискнул Мюллер.
    - Что ещё за квест?! Что это за рожа на меня глядит с вашего экрана? Фу, прямо как у какого-то подмосковного тракториста... Чего смотрите? Я слушаю!
    Мюллер обречённо сгорбился, мысленно махнул на себя рукой и пустился в объяснения.
    - ...а во время второй миссии, если вы ему не помешаете, он находит подходящий путь по городу, - тыкал он пальцем в экран, - и тогда сможет на допросе через два экрана правильно ответить про этот чемодан...
    Вопреки ожиданиям подчинённых, Гитлер понемногу заинтересовался рассказом. Через некоторое время он совсем успокоился, сел за клавиатуру и начал стучать по кнопкам одним пальцем. Мюллер суетился вокруг и подсказывал, фюрер вяло отгонял его, но к советам прислушивался.
    - А потом будут говорить, что мы всей ставкой не справились с одним русским шпионом, - вполголоса заметил Шелленберг, наблюдая за тщетными усилиями усатого коротышки. - И он станет героем.
    Кальтенбруннер согласно кивнул и добавил:
    - Вот увидите, про него ещё фильм снимут.
    pelipejchenko: (Default)
    Какая-то невеселая окрошка получилась, ну так шо ж робыть, жизнь такая...
  • Очень трудно, сидя на колу, спокойно рассуждать о вещи в себе.
  • Мы ему это скормим. Если не в одно отверстие, то в другое.
  • Позолоти ручку, яхонтовый, а то всю правду скажу!
  • И жили они долго и счастливо, и убили друг друга в один день.
  • И цитата: "По причине хорошего воспитания многие из них психически неуравновешены".
    (С) Терри Пратчетт "Кот без дураков"
  • pelipejchenko: (Default)
    — Ну же! Ну давайте, ползите уже, улитки тупые! Склона не видите, что ли?!
    И без того багровые глаза налились кровью ещё сильнее, когти глубоко впились в плотную кожу ладоней.
    На выпуклом стекле палантира маленький, карикатурно искажённый Сэм тащил на спине такого же маленького Фродо между глыб Ородруина.
    — Эй, придурки! — вдруг взвыл Саурон. — Наверх, наверх посмотрите!
    Однако обломок скалы уже падал на хоббитов. Саурон сдавленно застонал и закрыл рукой глаза.
    Через минуту корявые пальцы чуть раздвинулись и между ними показался вертикальный зрачок.
    — Оп-паньки! Неужели у этих болванов всё-таки получается? — воскликнул Саурон и в восторге хлопнул себя по бёдрам. Протянув руку к видящему камню, он медленно покрутил пальцем колёсико, встроенное в подставку, и еле слышные шорохи, доносившиеся из глубины шара, начали складываться в слова.
    — ...по-иному, чем было задумано. Чужой замысел я отвергаю. Кольцо – мое!
    — Идиот! — зарычал Саурон, выпустив изо рта язык пламени. Прозрачная гладь палантира на мгновение закоптилась, но частички сажи тут же вспыхнули, открывая взгляду отсутствие Фродо на прежнем месте. — Ты сам не знаешь, на что себя обрекаешь! Назгулы, общий сбор! План "Кью"!
    Внезапно на переднем плане мелькнула маленькая зеленоватая тень и покатилась в обнимку с чем-то невидимым прямо к жерлу. Саурон радостно ахнул и прикипел глазами к мельтешению пятен на поверхности шара.
    — Кто б мог подумать — такая сопля, а вон как пригодилась... — пробормотал он себе под нос. — Говорил же я шефу, что ресурсы надо экономить...
    А сэкономленные ресурсы уже самозабвенно танцевали на краю пропасти с откушенным пальцем в руке. Саурон сцепил зубы и что было сил шарахнул кулаком по массивному столу.
    Мордорская земля содрогнулась; по склону Ородруина пошла новая трещина. От неожиданности Горлум споткнулся и рухнул в жерло вулкана.
    — А-а-а-а-а!!!
    Оскалившийся Саурон закружил по залу в одиночном вальсе; он чувствовал себя самым счастливым созданием на Арде.
    — Это ещё что за пляски оркских шаманов? — прозвучал от окна скрипучий голос.
    Саурон обернулся. На карнизе сидела летучая мышь-вампир гигантских размеров. В следующее мгновение она спикировала вниз, тяжело стукнулась о гранитный пол и приняла более привычный облик Турингветиль — расплывшейся с веками матроны с усиками и заросшей переносицей.
    — Опять дурью маешься?
    — Я за битвой слежу, — невозмутимо ответил Саурон. — За последней, самой важной.
    — Я и говорю — дурью маешься! А своё обручальное кольцо когда искать собираешься? Кто мне с прошлой эпохи каждую неделю клянётся квестеров на поиски отправить? Думаешь, я не знаю, почему до сих пор не отправил? Ты же без кольца молоденьких дурочек из майар клеишь, кобель! Вот за что мне такое наказание? Ты когда со мной считаться будешь? Ты вообще мне муж или не муж?! — привычно сорвался на визг голос толстухи.
    Саурон злорадно ухмыльнулся.
    — Уже нет. И самое главное — я тут ни при чём...
    pelipejchenko: (Default)
    Моложавый дьявол в модном костюме из ткани с эффектом искры был неотразим, неограниченно компетентен и неприятен до тошноты. Всем своим видом он показывал, что принадлежит к иному, более высокому классу существ, нежели его жалкий человеческий клиент.
    Впрочем, хозяину квартиры явно не было дела до того, кто как выглядит. Вторая сторона договора сидела у стены, уткнувшись любящим взглядом в большой фотопортрет жены с сыном над рабочим столом, и покорно ждала, пока чиновник закончит оформление.
    — Прошу вас ответить: была ли любовь, — дьявол отчеркнул когтем строчку в разделе "Обязанности Поставщика услуг", — идеальной, всепоглощающей и единственно возможной?
    — Была... — выдохнул мужчина со счастливой улыбкой на губах.
    — Есть ли претензии, связанные с неполным соответствием поставленной любви условиям заказа?
    Мужчина отрицательно помотал головой.
    — Есть ли какие-нибудь пожелания насчет совершенствования обслуживания? Пускай вы и не сможете опять воспользоваться нашими услугами, но позаботьтесь о сородичах, помогите улучшить сервис — мы ведь работаем с людьми и для людей! — заученно отбарабанил дьявол.
    Мужчина еле заметно пожал плечами. Мысли его витали слишком далеко, чтобы отвлекаться на подобные мелочи.
    — Признаёте ли вы выполнение обязательств поставщиком в полном объёме?
    — Признаю, — умиротворённо вздохнул мужчина и прикрыл глаза.
    — Тогда вот здесь распишитесь... — дьявол вытащил файлик с приложениями, ловко выхватил уже заполненную форму акта выявленных недостатков с целой гребенкой прочерков и ткнул пальцем в пустую графу. — Так, а теперь вот здесь... И здесь... Благодарю. Теперь прощайте — к сожалению, мы больше никогда не встретимся.
    Дьявол собрал документы в кейс, смахнул с рукава пылинку, провёл в воздухе магнитной картой, и посередине комнаты засветилось дверь портала в преисподнюю. Кивнув клиенту, чиновник положил карту в нагрудный кармашек и сделал шаг к багряному мареву.
    — Как "прощайте"?! — опешил мужчина, выходя из блаженной прострации. — Вы же говорили, что по прошествии десяти лет идеальной любви меня ожидают адские муки... Разве вы сейчас не заберёте меня... туда, с собой?
    Дьявол на мгновение задержался перед порталом и с жалостью взглянул на влюблённого. Жёсткие губы записного бюрократа на мгновение искривились в сочувственной улыбке. Затем он отвернулся, сделал второй шаг - и портал схлопнулся за его спиной.
    Целую вечность — минуты две клиент преисподней сидел на прежнем месте, ожидая продолжения, но адские трубы так и не вострубили, никто не сгустился из дыма и серы. Мужчина медленно встал, потянулся, разминая затекшую поясницу, ещё раз обвёл комнату глазами, а затем бросил ликующий взгляд на портрет и поспешил к спальне.
    Остановившись перед чуть приоткрытой дверью, он уже было протянул руку к фигурной ручке, но услышал голос любимой, прислонился лбом к косяку и прислушался к телефонному разговору.
    — Хорошо, милый, как скажешь... Нет, мой козёл так и не догадывается ни о чём... Да, все эти годы... Ничего, лишь бы деньги давал, пока у него хоть что-то осталось: тебе давно уже пора вольво на джип поменять, а то нам в этом узеньком салоне неудобно... Малыш как? Знаешь, чем дальше, тем больше на тебя становится похожим...
    В матовом стекле двери в спальню на мгновение отразился дьявольский лик и тут же растаял.
    pelipejchenko: (Default)
    — Тиха-а-а-а!!! — во весь голос рыкнул громила-капитан, грозно сверкнув налитыми кровью глазами. — Га-аспада полицейские, я вижу, вы совсем страх потеряли! Так я вам его найду! Кому первому?
    Не в меру развеселившиеся полицейские мгновенно притихли. Пристальный взгляд хищника ещё раз пробежался по личному составу, оставляя за собой морально выжженную полосу.
    — Значтак. Ещё раз, для особо буйных и для отдельных опоздавших смертников: сегодня у нас тема — повторение законодательной базы. Закон "О полиции". Статья пятнадцатая. С первым пунктом вроде разобрались; кто отсутствовал - завтра будет читать мне его наизусть. Переходим к пункту второму: "Сотрудники полиции не вправе входить в жилые помещения помимо воли проживающих в них граждан иначе как"... впрочем, об "иначе как" мы поговорим подробнее чуть позже. С основным положением пункта всем всё ясно? Вы имеете право входить в помещение только после того, как получите на это разрешение от хозяина. Или кому-то неясно? Кто-то хочет крови?
    Громовой хохот сотряс стены кабинета. Обычно бледные лица силовиков раскраснелись, их удлинившиеся клыки сверкали в ярком свете энергосберегающих ламп: каждый хотел показать, что больше других оценил тонкую мысль шутника-капитана.
    Начальник отдела поскрёб звёздочку на погоне, пригладил вставшую дыбом шерсть на затылке и оскалился в весёлой волчьей ухмылке.

    Profile

    pelipejchenko: (Default)
    pelipejchenko

    September 2017

    S M T W T F S
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    Syndicate

    RSS Atom

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Oct. 24th, 2017 07:48 am
    Powered by Dreamwidth Studios